Альрек
Чем дальше, тем меньше мне нравятся Олди. Когда я их читала первый раз (это была «Герой должен быть один»), я ходила на ушах и была уверена, что ничего более гениального в мире не существует. Потом они мне все еще нравились, но как-то поспокойнее, без восторга. А сейчас вот я перечитала «Я возьму сам» и я не знаю, чем тут восторгаться. Мне не нравится их язык и манера повествования. С моей точки зрения, лучшая манера повествования — это «краткость — с. т.», и если уж разворачивать метафоры и аллегории, то редко и метко. Но это Олди. Они у меня вообще идут как-то полосато: местами нравится, местами с души воротит. Причем без переходов и полутонов: один абзац читаешь и чуть не поешь, а соседний хочется развидеть. И с книгами так же — одна понравилась, другую хочется закрыть и забыть. Эта — больше понравилась, чем нет.

Пожалуй, одна из самых ценных вещей в книге — это касыды Ладыженского. В них та образность, которая в прозе мне кажется избыточной, приходится в самый раз.

Касыда о взятии Кабира
Не воздам Творцу хулою за минувшие дела,
Пишет кровью и золою тростниковый мой калам,

Было доброе и злое — только помню павший город,
Где мой конь в стенном проломе спотыкался о тела.

Помню: в узких переулках отдавался эхом гулким
Грохот медного тарана войска левого крыла,

Помню: жаркой требухою, мертвым полем под сохою,
Выворачивалась площадь, где пехота бой вела.

Помню башню Аль-Кутуна, где отбросили к мосту нас,
И вода тела убитых по течению влекла,

Помню гарь несущий ветер, помню, как клинок я вытер
О тяжелый, о парчовый, кем-то брошенный халат,

Помню горький привкус славы, помню вопли конной лавы,
Что столицу, как блудницу, дикой похотью брала.

Помню, как стоял с мечом он, словно в пурпур облаченный,
А со стен потоком черным на бойцов лилась смола —

Но рука Абу-т-Тайиба ввысь указывала, ибо
Опускаться не умела, не желала, не могла.

Воля гневного эмира тверже сердцевины мира,
Слаще свадебного пира, выше святости была.

Солнце падало за горы, мрак плащом окутал город,
Ночь, припав к земле губами, человечью кровь пила,

В нечистотах и металле жизнь копытами топтали,
О заслон кабирской стали знатно выщерблен булат!

Вдосталь трупоедам пищи: о стервятник, ты не нищий!..
На сапожном голенище сохнет бурая зола.

Над безглавыми телами бьется плакальщицей пламя,
Над Кабиром бьет крылами Ангел Мести, Ангел Зла,

Искажая гневом лица, вынуждая кровь пролиться —
Плачь, Златой Овен столицы, мясо бранного стола!

Плачь, Кабир — ты был скалою, вот и рухнул, как скала!
...Не воздам Творцу хулою за минувшие дела.

@музыка: Lifehouse - All in All

@настроение: утро, кофе, новый день

@темы: книги